Стихи Мастерская современной поэзии

книги
Категория


Книги Мастерской

Поэтический словарь

Толковый словарь

Толковый словарь Даля

Подбор рифмы

Чемпионат мира по футболу



    Мастерская:
Логин:
Пароль:


Видео и музыка к стихам наших авторов



 Сейчас на сайте:
Кузьмина Нина
 Гостей: 58 человек



А.Посохов "Совесть подлеца"
Александр Посохов


Совесть подлеца

   Сидят в День России на лавочке во дворе два старика. А их, таких древних дедушек, и есть всего только двое на весь большой московский дом у метро «Таганская». Остальные – это бабушки и прочие обитатели. Один старик и предлагает другому:
   – Чё сидим-то, Ефимыч, пойдём ко мне, выпьем по маленькой, праздник вроде?
   Другой уговаривать себя не стал. И вот они уже на кухне. И вот они уже приняли, и не по маленькой, в охотку и без тоста.
   – Подлец я, Ефимыч, ох, какой подлец! – вытирая костяшками пальцев влажные глаза, признался вдруг хозяин просторной квартиры с высокими потолками. – Не могу себе этого простить. И забыть не могу, совесть не позволяет. Столько лет мучаюсь, места себе не нахожу. И чем дальше, тем больнее. Спать ложусь, вспоминаю. Встаю, опять вспоминаю.
   – Государство обманул, что ли? – перебил его Ефимыч. – Так ты его никогда не переобманешь.
   – Да нет.
   – Жену свою сильно обидел, что ли? – снова спросил Ефимыч. – Так её давно уж в живых нет.
   – Да нет.
   – Долг не вернул, что ли? – опять предположил Ефимыч. – Так забудь, пусть о нём кредитор помнит.
   – Хуже, Ефимыч, намного хуже и страшнее.
   – Ну, я не знаю, что ещё хуже и страшнее может быть, если ты так убиваешься.
   – Не убиваюсь, а убил, возможно.
   – Ого! Тогда колись, я не сексот, сообщать никуда не буду.
   – Тогда наливай и слушай. Было это лет шестьдесят назад или больше.
   – Ну, ты даёшь, опомнился! – воскликнул Ефимыч. – Может, ты ещё при царе Горохе кого укокошил?
   – Чё ты ржёшь-то! – возмутился подлец. – Меня совесть заела, а он ржёт сидит, как ни в чём не бывало. Скачи в поле и ржи там. Хотя какой ты скакун. Ты так в лифт заползаешь, что тебе когда-нибудь точно одно место дверями прижмёт.
   – А что мне рыдать, что ли! Его чего-то там заело на старости лет, а я слёзы лить должен. Расчёкался тут, москвич деланный. Ещё в министерстве работал. Никак от своего Урала избавиться не можешь.
   – Так ты будешь слушать или нет, мерин плешивый?
   – Давай начинай, молчу уже. Может, и в самом деле полегчает тебе, если расскажешь.
   – Да я даже не знаю толком, в чём признаваться-то. Я в Пермской области тогда жил, отрабатывал после ремесленного на заводе. Район дальний, вокруг тайга. И вот заставили меня для галочки на лыжных соревнованиях за цех выступить. Я пришёл, дали какие-то лыжи типа досок обструганных, широкие и тупые, ничем не смазали, палки тяжёлые бамбуковые, выше меня, бумажку с номером на пальто сзади прицепили и вперёд. Старт и финиш был на опушке, за посёлком, а лыжня по лесу шла. Кто там и где там бежит, судьям не видно было. С горки скатывается к ним из леса очередной участник, значит, дошёл. Отметили, и проваливай. И вот бреду я кое-как последним по лесу, темнеет уже, поздно начали, палки за собой волочу, руки в варежках, в карманах и всё равно замёрзли, мороз градусов тридцать, как минимум. И вдруг догоняет меня настоящий лыжник, как по телевизору показывают, в красном спортивном костюме, лыжи импортные, узенькие, концы острые, палки металлические, ботинки специальные, крепление с гребешком впереди, а не на брезентовых застёжках, шапочка вязаная, белая, со значком фирменным, не то, что у меня из кролика, чёрная и облезлая. На старте я его не видел. Но номер на нём за мной был. Догоняет, значит, запыхался весь, пар от него валит, иней на бровях и ресницах, остановился и спрашивает, по какой лыжне дальше бежать. А там флажки с указаниями сдуло, и действительно, непонятно, какую лыжню выбрать. Развилка такая, одна лыжня вправо, другая влево. Я смотрю на него, и завидно стало, он весь из себя такой современный, здоровый, не то, что я, заморыш тутошний. Я ещё подумал тогда, наверно, он молодой специалист из Перми, на завод к нам после института прислали. И отвечаю ему, не знаю, говорю, давай наугад, ты туда, а я сюда. Честное слово, я сам не знал, куда правильно. Он кивнул в знак согласия и попёр, как метеор, вправо, а я влево поплёлся. Минут через десять скатываюсь с горки, и я у финиша. А там уже почти никого нет, меня отметили, забрали лыжи, сели в автобус и уехали. А я остался, до дома пешком можно было дойти. Прыгал на том месте, ногами топал, чтобы не окоченеть, и всё смотрел на выход из леса, но так и не дождался этого беглеца. Куда он делся, ума не приложу. Дело в том, что я места те хорошо знал, и точно ни в одну сторону, кроме финиша, выхода из леса к людям не было. Кругом тайга на многие километры, волки точно, но и на медведя можно было выйти. Короче, совсем стемнело, а он так и не появился. И я ушёл.
   – Ну, ушёл и ушёл, и ты ушёл, и он ушёл, туда ему и дорога, – равнодушно заключил изрядно захмелевший Ефимыч, наливая последнее из бутылки. – Давай, помянем его, ты тут ни при чём.
   – Да как это я ни при чём! – гневно вскричал подлец и стукнул кулаком по столу. – Пьянь ты столичная. Я же местный, я же нутром чуял, что туда не надо, и не остановил его. Ещё и не сказал никому ничего, что лыжник там один вглубь леса, на ночь глядя, и по такому холоду умчался. Надо же было всем вместе дождаться его.
   – И чё?
   – Что чё?
   – Нашли его?
   – Не знаю. Это вот только и утешает, что никто никого не искал и никаких ЧП по району не объявляли. И лыжня, хоть и припорошена была, но она же вела куда-то. Но парня этого я больше не встречал, ни на заводе, ни в посёлке.
   – И чего ты маешься, не понимаю? – пожал плечами Ефимыч.
   – Не понимаешь, тогда иди отсюда! – сердито погнал соседа сосед. – Ещё иконку дома повесил, яйца красит.
   – Ну, и пойду. Оставайся тут один со своей совестью. Скажите на милость, подлец какой выискался. Я вот сообщу, куда следует. Пусть у тебя тараканов-то повыведут.
   – Да где ты у меня тараканов-то увидел?
   – В голове твоей. Скоро к соседям по этажам полезут.
   – Сам ты жук скара… не буду называть какой. Уходи уже, только в лифт на карачках не заползай.
   – Но мы же ещё за Россию не выпили.
   – Иди, я сказал. Пока тапком по лысине не надавал.

* * *




04.01.2023     
------
Категория: городская
Другие стихотворения автора
Комментарии

3.jpg[29925] Север Вера @ 04.01.2023 19:08
Если б не было войны,
космос не был ранен
не страдали б старики
дурью вечерами.
С Новогодней улыбкой. Удачи.


Добавить комментарий могут только зарегистрированные пользователи - вход



Лента комментариев
 
  • В печали дней
  •   автор стиха: Север Вера
      - наша реальность...круто!
       комментарий от: Кузьмина Нина

     
  • Они рисуют меня
  •   автор стиха: Потапова Елена
      - Все кого нибудь рисуют в зазеркалье.
    Жизнь права, когда образы рифмуют
    проявление стиха.
       комментарий от: Север Вера

     
  • Я с тобою буду
  •   автор стиха: Кузьмина Нина
      - Возлюби ближнего, как самого себя
    и мир станет лучше в рамках бытия.
    Будет снег кружится после зимних стуж,
    будет сердце биться, забывая грусть...
       комментарий от: Север Вера





    Ответы на комментарии
     
  • Они рисуют меня
  •    на комментарий от: Север Вера
      - Да нет, вполне реальная работа натурщицей. Вот и выходит, что у них картины , а у меня стихи...еще бы музыку и полная гармония...надо было им меня под звуки классики рисовать.
       ответ: Потапова Елена

     
  • Чай с мамой
  •    на комментарий от: Потапова Елена
      - В творчестве нет - я хотела.
    Творчество - это вспышка
    накопленного самосознания,
    в красках личных ощущений,
    что каждый воспринимает по-своему.
       ответ: Север Вера

     
  • В печали дней
  •    на комментарий от: Кузьмина Нина
      - Разве я не вижу?-
    вижу и ценю!
    И за комментарий
    вас благодарю.
       ответ: Север Вера

    © Мастерская современной поэзии 2013 - 2019